Росстат манипулирует показателями развития промышленности. Тккой вывод можно сделать исходя из ответов ведомства на запромы «Независимой Газеты». На десятый рабочий день октября Росстат определит, ускорился ли осенью рост промышленности или замедлился. Такой срок публикации новых оперативных данных назвали «НГ» в Минэкономразвития (МЭР) и в самом Росстате. Ранее чиновники призывали не торопиться с анализом подобных сводок. Действительно, официальная статистика часто пересматривается задним числом до полной неузнаваемости. Благодаря этому вместо первоначально зафиксированного спада в отдельные месяцы можно после увидеть уверенный рост. Подобные парадоксы в МЭР и Росстате объясняют традиционной скромностью промышленников, которые нередко занижают отчеты о собственном производстве.

Динамика промышленного производства – один из неудобных для чиновников показателей. Такой вывод можно сделать по опыту первых месяцев этого года, когда в Минэкономразвития призывали не воспиринимать оперативные сводки с излишней серьезностью.

В феврале 2017 года, когда промышленное производство в РФ сократилось на 2,7% в годовом выражении, глава МЭР Максим Орешкин заявил, что «опубликованная Росстатом статистика за февраль нерепрезентативна и по фундаментальным, и по техническим причинам». Он ссылался на искажения из-за прошлого високосного года. Летнее замедление промышленного роста в годовом выражении с 5,6% в мае до 3,5% в июне и 1,1% в июле уже не списать на високосный 2016 год. Поэтому в Минэкономразвития заявляли, что «еще не представлена полная информация по подразделам производства», и «говорить об изменении тенденции преждевременно».

Судя по тому, что официальная статистика пересматривается задним числом, о каких-либо тенденциях преждевременно даже по итогам полугодия, а иногда и целого года. Например, в отчете Росстата о «Социально-экономическом положении России» за 2016-й спад промышленного производства в годовом выражении фиксировался в пяти месяцах (январе, марте, июле, сентябре, октябре). Но сейчас в новых отчетах приводятся уже пересмотренные данные, согласно которым промышленный спад в годовом выражении наблюдался в 2016-м только в одном месяце – в январе.

Подобному пересмотру подвергались и данные других лет – обычно не самые удачные для российской экономики. Иногда показатели в ходе корректировки пересматривались в сторону ухудшения, но это редкие случаи. Намного чаще пересмотры заканчивались заметными улучшениями.

Так, в 2013-м Росстат сначала зафиксировал промышленный спад в годовом выражении в шести месяцах года, а после пересмотра спад остался только в пяти месяцах. В кризисном 2009-м году скорректировать задним числом «минус» на «плюс» было проблематично. Но изменения тоже происходили: сначала Росстат по итогам всего года фиксировал спад промпроизводства почти на 11%, затем в новых отчетах появилась другая оценка – спад около 9%.

Поэтому теперь можно ожидать, что в следующем году спад, зафиксированный в феврале 2017-го, превратится в новых отчетах в близкий к нулю рост, а июльское замедление окажется ускорением. И в Минэкономразвития, и в подведомственном ему Росстате дали похожие комментарии о причинах корректировки статистики. Общий вывод: пересмотр данных по индексам производства – это не только международная практика, но и объективная необходимость.

«В условиях оперативного формирования Росстатом информации по индексам промышленного производства от предприятий требуется предоставление данных в более сжатые сроки (не позднее четвертого числа после отчетного месяца), – указано в комментарии. – По этой причине многие производители, в том числе крупные предприятия, предоставляют в текущей отчетности предварительные данные, которые в последующем существенно ими корректируются ежемесячными и годовыми отчетами. Особенно это касается стоимостных оценок, поскольку реальную стоимость продукции собственник может определить только после ее окончательной реализации».

Как уточнили в профильных ведомствах, Росстат формирует данные по промпроизводству на десятый рабочий день после отчетного месяца. Это значит, что уже в ближайшие дни мы узнаем, ускорился или нет промышленный рост в сентябре.

«Многолетняя практика показывает, что респонденты больше «пессимисты», чем «оптимисты», и чаще оперативно ими предоставляются заниженные данные о производстве. Однако ожидания респондентов в период кризисной экономики могут отличаться от инерционной экономики», – добавляют авторы комментария. Еще одно объяснение пересмотра – не сразу появляются более актуальные данные о производстве в малом бизнесе. Кроме того, как говорится в комментарии, «в соответствии с требованиями международных стандартов и действующей практикой национальных статистических служб не реже одного раза в пять лет осуществляется смена базисного года, применяемого в расчете индексов производства». «При переходе на новый базисный год осуществляется обязательный ретроспективный пересчет индексов производства. Пересчет осуществляется и при переходе на новые версии классификаторов продукции и видов экономической деятельности», – продолжают ведомства. Внедрение новых версий для общероссийских классификаторов продукции и видов экономической деятельности должно был состояться 1 января 2016 года, затем правительство перенесло срок на 1 января 2017-го.

Опрошенные «НГ» экономисты подтверждают, что пересмотр статданных – это нормальная практика. «Например, может собираться статистическая информация ежемесячно или ежеквартально, но по итогам года она уточняется. Устраняется дублирование или, наоборот, вносятся данные, которые не были учтены», – поясняет завкафедрой Академии народного хозяйства и госслужбы Владимир Саламатов.

«Старые оценки никуда не исчезают, и при необходимости их также можно использовать», – обращает внимание первый замруководителя Аналитического центра при правительстве Владислав Онищенко. Причин перехода на новые классификаторы множество, «основная – отставание примерно на 10 лет в применении стандартов Организации экономического сотрудничества и развития», добавляет эксперт.

«Корректировка первоначально опубликованных статистических данных – составная часть статистической методологии», – говорит начальник отдела анализа отраслей реального сектора и внешней торговли «Центра развития» Эдуард Баранов. И даже после пересмотра данных по существу тенденции по итогам года не меняются: спад остается спадом, небольшой рост – небольшим ростом. «То, что приведенные примеры изменений выпали на неблагоприятные годы, случайное совпадение», – считает экономист. Баранов призывает не смешить профессионалов и не искать чьих-то происков.

Однако, как замечает директор Института актуальной экономики Никита Исаев, несмотря на то, что пересмотр данных – обычная практика для всех стран, в России, похоже, этими инструментами могут пользоваться в том числе для того, «чтобы создать наиболее благоприятную картину, показать, как хорошо преодолеваются кризисы».

Изменение данных по промпроизводству в последние годы связано с корректировкой методики и пересмотром весов различных отраслей, входящих в расчет индекса, говорит ведущий специалист Института комплексных стратегических исследований Дмитрий Плеханов. Прошлые пересмотры как раз происходили в 2010-м и 2014-м. «Поскольку при изменении структуры в расчете индекса увеличивается доля отраслей, добавленная стоимость которых за последние годы росла наиболее активно или снижалась не так сильно по сравнению с остальными отраслями, то в результате пересмотра очень часто оказывается, что показатели индекса улучшаются», – поясняет Плеханов.

Но по сравнению с другими секторами экономики пересмотр оценок по промышленному производству не выглядит таким существенным, добавляет экономист. «Наибольшие масштабы корректировки первоначальных оценок были отмечены в рыболовстве, строительстве, финансовом секторе и сфере предоставления прочих коммунальных, социальных и персональных услуг, – обращает внимание Плеханов. – Обрабатывающая промышленность находится в середине этого списка, так что есть и более проблемные секторы экономики».

«Независимая Газета»

При использовании текста, либо его части, активная ссылка на torgprominfo.com обязательна.

Читайте также:

Росстат подтвердил оценку роста экономики на 2,5% во II квартале

Росстат: во II квартале 2017 года ВВП России показал рекордный рост

М.Орешкин: у Росстата наблюдается «вакханалия» с отчетностью

Росстат: Основные макроэкономические показатели 2016 года