Российская промышленность к 2017-му году оказалась в не самом лучшем состоянии. С 2014 по 2015 год промышленный сектор переживал затяжной кризис. В 2016-м году кривая падения выровнялась, и промышленный сектор настигла участь не менее затяжного периода стагнации. Вместе с тем, траектория падения за годы конфронтации с Украиной оказалась настолько крутой, что 2016-й год российская промышленность закончила с показателями на уровне не самого благополучного 1995-го года. И если все «грехи» падения ВВП в 2014-2015 гг. можно было списать на обрушение цен на нефть, то в 2016 году стоимость углеводородов на мировом рынке только росла. При этом, благодаря небывало холодной погоде в осенне-зимний сезон прошлого года, отечественная промышленность смогла превзойти показатели 2015 года.

Как бы там ни было, но в 2017-м году остались нерешенными такие глобальные проблемы, как экономические санкции, падающие объемы иностранных инвестиций, растущая бедность, а также опустошенный федеральный резервный фонд. Достаточно сказать, что в 2017-м году Минпромторг планирует оказать помощь всем промышленным предприятиям в размере 107,5 млрд рублей. Каких-то пять лет назад на эти нужды государство выделяло триллионы рублей, которые в долларовом эквиваленте были значительно весомее. Добавим сюда необходимость возврата в текущем году  48 млрд долларов внешних займов и процентов, по обслуживанию долга. А если учесть, что значительную часть от этой суммы пойдет на военно-промышленный комплекс, то уже в среднесрочной перспективе российской промышленности маячит весьма заунывная перспектива.

Самое печальное в этой ситуации заключается в том, что российское правительство, вместо того, что бы копировать успешные экономические модели США, ЕС и Китая, выбрала белорусскую модель развития, т.е. тупиковый путь. Первое, о чем озаботились руководители, было сельское хозяйство. Точно так же как и Лукашенко, Путин принялся за восстановление аграрного сектора, куда были вложены триллионы рублей. Вместе с тем, во всем мире, и Россия не исключение, сельское хозяйства является социально-значимым, дотационным сектором экономики. Сельское хозяйство США, Европы, Китая, Канады, Австралии и ряда других развитых стран получает миллиарды долларов в виде субсидий. Фактически, налогоплательщики поддерживают своими деньгами свою продовольственную безопасность. Экспортируются либо излишки, либо продукты с высокой рентабельностью (в качестве примера можно привести фисташки, выращиваемые в Иране). Делать ставку на развитие сельского хозяйства как рентабельной отрасли экономически не целесообразно. Поэтому радость за рост показателей АПК может быть лишь со слезами на глазах. Гораздо выгоднее покупать продукты питания, а продавать высокотехнологичные продукты с высокой добавленной стоимостью.

Как и в случае с Республикой Беларусь, российское руководство вливает гигантские деньги налогоплательщиков в убыточные автомобильные предприятия. Поддержка МАЗа и МТЗ влетает в огромную сумму для белорусского руководства. При этом промышленные гиганты в своем развитии не продвинулись ни на шаг. По данным статистики, производство тракторов и большегрузных автомобилей ежегодно сокращается. Не блещут успехами и российские автомобильные концерны, усиленно поглощающие средства резервных фондов.

Еще одна системная ошибка, взятая из белорусской экономической модели, это попытка построить из империи нефтегазовый эмират. При цене на нефть свыше 100 долларов за баррель эта модель вполне себе жизнеспособна. Но при ценах за бочку нефти ниже 80 долларов опора на нефть становится более чем шаткой.

Но самой большой ошибкой, которую успешно внедрили российские чиновники, взяв худшее из белорусской модели, это строительство жесткой вертикали власти. Теперь власть зависит от решений одного человека, и вместо того, что бы обслуживать экономику и, как следствие, граждан, чиновники озабочены обслуживанием главы государства Российского. Фактически сегодня идет колоссальная работа по снижению инициативы на местах и усилению тотального контроля за каждым субъектом хозяйствования. Можно не сомневаться, что очень скоро в России количество проверяющих и карательных органов будет не меньше чем у западного соседа. При этом самыми рентабельными отраслями экономики, приносящими живые деньги в бюджет, будут таможня и суды.

А если в этот печальный список добавить проблемы связанные с Крымом, Сирией, восточной Украиной, снижением потребления нефти и газа традиционными потребителями российской нефти и газа, то общая картина становится совсем печальной.

1995-го года мы достигли, совсем немного осталось до лихих 1990-х, а там и до перестройки недалеко. Главное, что бы настоящие экономические реформы успели наступить еще до окончательного развала российской промышленности.