Главной причиной падения ВВП России в 2014-2015 годах были экономические санкции, введенные против России ведущими мировыми державами, а также т.н. контрсанкции, введенные Россией против стран членов Евросоюза, США, Канады Австралии и рядя других государств. Также «санкционная война», начавшаяся вследствие аннексии Крыма Российской Федерации повлияла на ослабление курса европейской валюты. К такому выводу пришли аналитики и эксперты Национального Банка Эстонии.

В своей работе, под соответствующим названием «Присоединение и наказание: влияние санкций на экономики РФ и Европы» (в англоязычном оригинале публикации заголовок — «Crimea and Punishment») аналитики Банка Эстонии Константин Холодилин и Алексей Нечунаев провели анализ влияния экономических санкций на экономику РФ, а также обвал цен на углеводороды в 2014 году.

Напомним, официальная позиция Банка России и Минэкономики (они непринципиально расходятся в деталях) — санкции и контрсанкции ответственны примерно за половину ослабления рубля в рассматриваемый период 2014–2015 годов, незначительное снижение экспорта РФ в страны ЕС делает прямой эффект от санкций невеликим, косвенные потери от санкций (снижение иноинвестиций, отток капитала и т. п.) признаются, но официально не оценивались. В случае со структурами ЕС официальные оценки потерь от санкций на уровне Еврокомиссии, ЕЦБ и других структур союза не публиковались, оценки на национальном уровне крайне разрозненны и не поддаются систематизации, кроме прямых данных о сокращении товарооборота стран ЕС с РФ (компенсирующихся отчасти перенаправлением поставок), не дающих оснований говорить о прямых или косвенных оценках потерь ЕС от санкционной кампании. На политическом уровне и ЕС, и РФ декларируют отсутствие потерь, РФ настаивает на том, что контрсанкции поддержали рост в ряде секторов экономики и с 2015 года снижали масштабы ослабления ВВП.

Научных работ по оценке санкций РФ—ЕС, несмотря на популярность темы, почти нет (в описываемой работе цитируется лишь статья Анны Пестовой и Михаила Мамонова из ВШЭ, оценивавших эффект санкций только для РФ), оценки влияния санкций на РФ Швейцарии, Японии, США и Канады, в сущности, отсутствуют.

Работа Холодилина и Нечунаева в 2016 году была, видимо, первой попыткой оценки двусторонних потерь в росте от торговых ограничений, новую публикацию стоит рассматривать как первую официальную публикацию на уровне ЕС — Банк Эстонии является частью «Евросистемы», сети банковских регуляторов ЕС. Авторы подтверждают, что, по их оценкам, влияние санкционной кампании в 2014–2015 годах на спад в экономике РФ было определяющим с 90% вероятности. Пересмотренные данные позволяют аналитикам также показать, что с меньшей вероятностью (около 40%) причиной снижения потенциальных темпов роста ВВП 19 стран еврозоны также были санкции против России (в предыдущей версии работы эффект оценивался как «незначительный»). Основной эффект, по мнению авторов, определялся ослаблением реального курса рубля и евро — влияние санкций ЕС в 2014–2015 годах на курс европейской валюты показано, видимо, впервые. В любом случае ключевое утверждение Холодилина и Нечунаева в этой работе, как и в работе 2016 года,— данные анализа позволяют совершенно достоверно утверждать, что именно санкции, а не падение цен на нефть до конца первого полугодия 2015 года определяли снижение ВВП России, контрсанкции пролонгировали этот эффект, а последствия «нефтяного шока» накладывались на это позже и продолжали тренд.

Ценность работы Банка Эстонии в том числе в демонстрации того, что при всех сложностях анализа причин той или иной экономической динамики торговые ограничения в случае с взаимными санкциями, несмотря на возможности реаллокации экспорта и импорта и т. п.,— предельно значимый фактор действия санкций, потери от отказа во взаимной торговле несут обе стороны (в том числе ЕС — отметим, в руководстве союза никогда не отрицали, что введение санкций против РФ в связи с позицией в конфликте на Украине и присоединением Крыма не бесплатны для ЕС), а косвенные причины действенности санкций на коротком горизонте, видимо, менее важны (в случае с санкциями США для РФ долгосрочные косвенные эффекты, видимо, более значимы).

Отметим, в этом свете становятся все более актуальными оценки взаимных потерь экономик РФ и Украины от разрыва торговых отношений, они, по всей видимости, недооцениваются, по крайней мере на стороне РФ. При этом РФ и ЕС (и, более узко, еврозона) остаются важными торговыми партнерами, и дальнейшая эскалация санкционного режима со стороны ЕС, исходя из логики работы Банка Эстонии, достаточно опасна для экономической динамики в РФ — в России после восстановления экономического роста с 2017 года все чаще принято считать, что такой угрозы не существует или она минимальна.

При использовании текста, либо его части, активная ссылка на torgprominfo.com обязательна.

Читайте также:

ЕС продлит экономические санкции против России

США ужесточит экономические санкции против России

The Wall Street Journal: антироссийские санкции «ударили» по компании Exxon

Российские «эксперты»: санкции не отразятся на развитии промышленности РФ