«Exxon Mobil Corp. испытывает трудности в связи с санкциями, наложенными на Россию, — уверены экономические обозреватели Брэдли Олсон и Джэй Соломон из The Wall Street Journal. — Но то же самое нельзя сказать ни о других крупных западных энергетических компаниях, ни о российском производстве нефти в целом».

«Санкции, объявленные США и Евросоюзом после того, как Россия в 2014 году аннексировала полуостров Крым, предназначались для ограничения ее доступа к новым технологиям, позволяющим извлекать больше сырой нефти и природного газа, — говорится в статье. — А именно, мишенями этих мер стали глубоководное бурение, запланированное в Черном море, арктические операции и использование технологии гидравлического разрыва пласта в Сибири».

«Эти условия оказались ударом для Exxon, потому что бурение в данных регионах было сердцем знаковой сделки, которую компания заключила несколько лет назад с государственной нефтяной фирмой ПАО «Роснефть», — поясняют авторы. — Exxon попыталась добиться разрешения отступить от санкций, чтобы бурить в Черном море, однако в прошлом месяце администрация Трампа ей отказала».

«В то же время некоторые из европейских конкурентов Exxon продолжают российские проекты, многие из них — по условиям партнерств, начатых до санкций», — говорится в статье.

«Хотя отдельные эксперты по дипломатии и нефтяной промышленности полагают, что санкции нанесли ущерб развитию российской нефтяной отрасли, неравное распределение ограничений ставит вопрос, насколько они на самом деле эффективны», — указывают журналисты.

«Когда санкции не единообразны по всем направлениям, вы получаете непредвиденные последствия, — сказал Билл Арнольд, бывший сотрудник руководства Shell и старший вице-президент U.S. Export-Import Bank, преподающий геополитику нефти в Университете Райса. — Если конечной целью было прижать российскую промышленность, неясно, произошло ли это».

«Санкции не были разработаны конкретно для сокращения российского производства нефти, и они его не сократили. Объем производства вырос до 11 млн баррелей в день в прошлом году — это самый высокий уровень за десятки лет», — говорится в статье.

«Это отражает нечто большее, чем ограниченность санкций, — указывают авторы. — Сыграли роль и другие экономические факторы, такие как резкое обесценивание рубля. Российские компании смогли продавать нефть за доллары, а платить за бурение российской валютой. Это позволило им уменьшить затраты и больше направлять на инвестиции, добиваясь повышения выработки».

«Санкции, наложенные на Россию США и ЕС, преднамеренно были гораздо менее обширными, чем введенные против Ирана, ввиду полной зависимости некоторых европейских стран от российских поставок газа, — говорится в статье. — В случае с Ираном США взимали штрафы в миллиарды долларов и пытались перекрыть доступ к американской финансовой системе компаниям, ведущим бизнес с иранскими предприятиями, попавшими под санкции».

Источник: The Wall Street Journal