Пожалуй, главным трендом промышленного сектора в уходящем 2016 году был переход от сырьевой экономики, где превалировала добывающая промышленность, к производственной, где значительные инвестиции были направлены в обрабатывающую промышленность. Безусловно, основным фактором подобного изменения стала стратегия импортозамещения и значительный упор на восстановление отечественного сельского хозяйства и пищевой промышленности. 

Отвечая на ежегодной конференции на вопрос одного журналиста президент сказал: «Немного подросла наша промышленность, за счёт чего происходит этот рост? За счёт некоторых отраслей в реальном секторе. Это машиностроение, у нас плюсы по грузовикам, по тяжёлой технике, по дорожной, сельскохозяйственной технике, по транспортному машиностроению, по химической, по лёгкой и перерабатывающей промышленности».

Благодаря подобно политике, Россия смогла даже нарастить экспорт сельскохозяйственных машин и оборудования в третьи страны. Так, в связи с падением рубля экспорт сельхозтехники в валютном выражении сократился, и сейчас он достиг минимальных показателей. Понятно, что русский трактор, стоивший три года назад три миллиона рублей, проданный за границу, приносил в валютную статистику 100 тыс. долларов, а сейчас приносит почти вдвое меньше. Но этот спад, удешевивший отечественную продукцию для зарубежного покупателя, дал возможность экспортным продажам некоторых её видов вырасти в количественном отношении. И наиболее существенный рост здесь показало оборудование для АПК: для обработки и переработки молока, для приготовления кормов для животных, для очистки и сортировки семян, оборудование для птицеводства.

При этом эксперт подчёркивает, что от разговоров об импортозамещении, надо переходить к планам по выходу на мировые рынки. И для этого сельскохозяйственному машиностроению нужна поддержка. «Понемногу ее начинают оказывать, подытожил Андрей Милевич. – В 2016 году в России заработала программа поддержки экспорта продукции сельхозмашиностроения стоимостью 1,5 млрд рублей. Недавно в СМИ появилась информация о том, что в Правительстве рассматривают проект «Экспорт в промышленности». В его рамках на поддержку экспорта автопрома, авиапрома, сельскохозяйственного и железнодорожного машиностроения в 2017–2019 гг. потребуется около 80 миллиардов рублей». Из этих средств производители сельхозтехники получат 4 млрд рублей.

Разговоры об экспорте, о выходе на мировые рынки, ведутся не на пустом месте. Внутренний рынок сельхозтехники всё прочнее и прочнее остаётся за российским производителем. В этом году объемы производства в этой отрасли удвоились. А из общего количества машин и механизмов, работающих в российском АПК уже более половины – отечественного производства. Все условия того, что доля российской техники в нашем сельском хозяйстве будет расти, есть и об этом можно говорить, как о тенденции.

При этом говоря об отечественном машиностроении для сельского хозяйства надо понимать, что речь идёт не о каких-то примитивных машинах, наша техника становится всё более технологичной и производительной, инновационной и конкурентной. Например, новый комбайн «Ростсельмаш» 2016 г. выпуска оснащен двумя бортовым компьютерами и 120 датчиками для более точной и эффективной работы.

Вместе с тем, пока рано говорить о бурном росте сегмента отечественного машиностроения. Объективно в 2016 году наблюдался рост исключительно в сегментах, где превалировал госзаказ (оборонная промышленность, сельское хозяйство и машиностроение). Автомобилестроение пока находится в сложном положении, и выживает исключительно за счет дотационных программ. К слову, такая политика государства с одной стороны позволила автопрому удержаться на плаву, а с другой серьезно подорвала государственные резервы. В случае, если в 2017 году не продолжится тенденция роста цен на углеводороды, субсидировать ряд отраслей реального сектора попросту будет не из чего. В связи с экономическими санкциями доступ к мировым кредитным ресурсам будет весьма ограничен.