Майское оживление в российской промышленности сменилось в июне замедлением. Об этом сообщили вчера эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ). Но правительственные чиновники видят другую картину. По словам главы Минэкономразвития Максима Орешкина, наша экономика во втором квартале значительно ускорилась. И теперь, если верить чиновникам, у сырьевой модели российской экономики открылось второе дыхание. Или даже начинается вторая жизнь. Максим Орешкин обещает, что прирост ВВП будет в этом году рекордным за последние пять лет.

Оптимистично выглядевшие майские данные по динамике промышленного производства были обусловлены календарным и погодным факторами. В июне темпы роста промышленного производства с устранением календарного фактора и сезонности составили –0,5% к маю, отмечает замдиректора Центра развития ВШЭ Валерий Миронов. Статистика Росстата показывает замедление темпов роста промышленности в годовом выражении с 5,6% в мае до 3,5% в июне.

Инерционные темпы роста промышленности и экономики в целом очень невелики, не более 2–2,5% в год. Для превышения российской экономикой мировых темпов и ликвидации отставания России от развитых стран по среднедушевому ВВП этого явно недостаточно, делают выводы независимые экономисты. Между тем именно такую задачу – увеличить темпы роста ВВП к 2020 году так, чтобы они оказались выше среднемировых, поставил в декабре прошлого года президент РФ Владимир Путин.

Структура российской экономики пока не диверсифицировалась заметным образом по сравнению с предкризисным первым полугодием 2014 года, отмечают эксперты Центра развития. К числу лидеров роста относительно 2014 года они относят химию и производство услуг в сфере добычи полезных ископаемых, а также добычу угля. Но это в основном сфера добычи.

Рост производства зафиксирован в фармацевтике, пищепроме и производстве «прочих транспортных средств». Однако ряд обрабатывающих секторов сильно сократил выпуск. Основной вклад в прирост промышленного производства в первом полугодии обеспечила добыча полезных ископаемых. При этом вклад добычи сырой нефти и природного газа практически равен вкладу всех обрабатывающих производств, включая нефтепереработку. И это притом, что доля обрабатывающих производств в общем объеме промышленной добавленной стоимости более чем в два раза выше, чем у добычи нефти и газа, отмечают экономисты.

Основные факторы, которые ограничивают экономический рост в промышленности, – это недостаток финансовых ресурсов и изношенность оборудования, неопределенность экономической ситуации, недостаток спроса. В ближайшие 1–3 месяца рост в промышленности, вероятно, сохранится. А дальше ситуация довольно неопределенна. Об этом говорят весьма противоречивые результаты опроса промышленников на ближайший квартал, отмечают в ВШЭ. По словам экспертов, «чудес в виде сохранения относительно быстрого роста промышленности и экономики в целом ждать пока не приходится».

Но в правительстве, похоже, значительно больше оптимистов. ВВП РФ, по оценке Минэкономразвития, во втором квартале 2017 года вырос на 2,7% в годовом выражении после роста на 0,5% в первом квартале, заявил глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин в среду. По итогам полугодия экономический рост составил 1,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

«Мы видим, что экономический рост существенно ускоряется, постепенно снижаются процентные ставки, и это помогает банкам наращивать портфель, в том числе корпоративного кредитования», – говорит глава Минэкономразвития. «Мы ожидаем дальнейшего усиления позитивных тенденций в экономике осенью. Мы видим, что постепенно начинают восстанавливаться заработные платы, доходы населения – это все позитивные тренды, которые сейчас будут только укрепляться», – уверен Орешкин.

«Мы ожидаем, что по инвестициям будет очень неплохая цифра за второй квартал. Во втором квартале, я думаю, рост будет сильнее, чем в первом квартале (2,3%). И осенью мы ждем очень позитивной динамики, потому что кредитный цикл в банковской системе развернулся, начинает набирать обороты, что мы видим по той же ипотеке: если очистить ее от сезонности, то объемы выдачи ипотечных кредитов достигают максимальных исторических уровней. Соответственно по цепочке средства поступают, оживляют строительный сектор, в котором позитивные темпы роста по втором квартале и очень позитивный последний месяц, когда рост был около 5%. То есть все эти тенденции указывают на то, что рост экономики по итогам 2017 года может быть и выше 2%», – рассуждает министр.

Если ожидания Минэкономравития по итогам года оправдаются, то в России действительно может произойти нечто похожее на чудо. Сырьевая модель российской экономики, которую дружно хоронили два года назад чиновники и независимые экономисты, оказывается, способна возродиться – или по крайней мере получить второе дыхание.

При использовании текста, либо его части, активная ссылка на torgprominfo.com обязательна.

Читайте также:

Э. Набиуллина: Российская экономика вернулась к положительным темпам роста

Российская экономика будет расти, но уровень бедности сохранится

Российская экономика перешла в стадию застоя